четверг, 30 января 2014 г.

Август 2013 Колыма, Амур, Сахалин


Пока я терял свои документы в пос. Омсукчан Магаданской обл., единственную автомобильную дорогу размыло бурными речками после дождей. Выехать оттуда я не мог и не знал, насколько долго трассу будут восстанавливать. В Омсукчане попытался устроиться на работу на несколько дней к армянам, ибо все мои деньги уплыли, а дорога предстояла длинная. Главный армянин сам застрял по другую сторону размытого участка дороги, а армяне-шестерки не захотели иметь со мной дело без его благословения. Тогда я поехал в ближайший поселок Дукат. От Омсукчана около 30 км на север.



Там вписался в подразделение ВГСЧ (военизированная горно-спасательная часть). Командир части, опытный спасатель, разрешил остановиться у них до тех пор, пока не будет открыта дорога. В части около двадцати спасателей. Это магаданские ребята, которые работают там вахтой. Они обслуживают объекты золотодобычи и шахты. В тот день, когда я приехал, они не собирались топить баню, но, по случаю прибытия особого гостя, сделали это! Давно я так классно не парился! Красота!!!
Командир части подарил мне большой ежедневник в твердой обложке. Полдня я сидел в его кабинете за письменным столом и переписывал важные номера телефонов и всякую ерунду из своего старого блокнота, который промок и превратился в тряпочку.
Так я три дня провел в Дукате.
Хотя командир спасателей советовал мне пока не соваться на трассу, я все же решил попробовать. Встал рано утром, вышел на дорогу. До развилки меня довез добрый механик местного хайс-такси (это единственный наземный пассажирский транспорт, который связывает Омсукчан с Магаданом). В тот день шел микроавтобус в областной центр. Обычно в нем не бывает свободных мест, а в этот раз было целых три! Механик сказал водителю о том, что на трассе будет стоять автостопщик в оранжевом, поэтому на то, чтобы подвезти меня, водитель уже настроился. Пассажиры, заплатившие за билет по 1500 руб, сидели тесно, впритирочку, а я развалился на трех сидениях! Размытый участок дороги мы успешно преодолели, но пару раз прокалывали колеса. Я помогал водителю их менять. По колымским дорогам ехать без двух-трех запасок-это самоубийство! Проехал я с ними весь день, около 500 км. Вышел уже вечером в поселке Палатка, потому что там дорога поворачивает на Омчак, куда я планировал попасть. Было еще светло, и я попытался стопить под дождем. Простоял часа полтора. Машин мало и все идут по месту, совсем недалеко. Мимо меня раз шесть проезжал УАЗик. На седьмой раз он остановился и водитель сказал: "Пойдем хоть чаю попьем!" У него на работе я отогрелся и немного высох. Он отвез меня к пожарной части, где я и заночевал. Всю ночь шел дождь.
Как хорошо, что я потерял документы! Благодаря этому попал в пожарную часть, увидел, что там есть кровати, душ, кухня! Это надоумило меня вписываться к пожарным. Красота!!!
Уезжая из Палатки, я зашел к дорожникам переждать ливень. Там пили чай с женщиной-вахтером, которая переехала на Колыму из Ростовской обл. Ей здесь нравится, люди хорошие, жить веселее, а в Ростов она приезжает иногда к родным, но возвращаться не хочет.
В Омчаке тоже ночевал у пожарных. С начальником части и его замом допоздна спорили, кто лучший поэт русского рока-Цой или Башлачёв.
Дождь не переставал. Дорога превратилась в сплошную жижу. У меня к тому времени уже не было обуви, кроме резиновых тапочек. Это была седьмая пара за путешествие и самая, кстати говоря, удобная. Ноги не потеют и не воняют. Если промокли-быстро высыхают!
К моему счастью, в пожарку зашел полицейский, который ехал как раз в мою сторону. В каком-то отдаленном поселке у него был труп и срочно нужно было ехать туда. Кое-как с участковым по грязи мы проехали километров семьдесят. Прикольно так-меня, пропавшего без вести и находящегося в федеральном розыске гражданина, не имеющего абсолютно никаких документов, везет майор полиции! В общем-то, я уже начинал настраиваться на то, что скоро, возможно, придется перестать быть разыскиваемым. Полицай так и не доехал до трупа - дорога была размыта, на легковушке он не рискнул ехать через речку и поехал обратно искать возможность выбраться на другом транспорте.
А я побрел к стану дорожников, который находился неподалеку, в заброшенном поселке Кулу. Там меня увидели издалека и по одежде сначала подумали, что я инспектор. Хорошо приняли, накормили, истопили баньку. А утром с попутным КАМАЗом отправили дальше. За рулем был водитель из Сумской области Украины, где я был совсем недавно. Ехали очень медленно, расстояние в 200 км преодолевали часов десять. Был участок пути, где прямо по дороге разлилась река.



В самом глубоком месте почти полностью скрылись под водой колеса КАМАЗа! Ехали на соседний стан дорожников. Они тоже оказали мне образцовое гостеприимство!
Люди на Дальнем Востоке более простые и открытые, чем в центральной России. Здесь редко встречаются церкви и монастыри, народ менее набожный. Может, поэтому люди не боятся быть обманутыми и готовы бескорыстно помогать другим?!
От стана дорожников оставалось совсем немного до границы с Якутией и Усть-Неры. Там меня подвозила девушка, муж которой запрещает ей подбирать попутчиков. Она сказала, что ее любимый цвет-оранжевый. Она посмотрела на голосующего меня, решила, что человек в оранжевом костюме не может быть маньяком и остановилась. Потом даже договорилась со своим отцом, чтобы я заночевал у него. Но мне этот вариант не понадобился. Я ночевал в машине с якутами, которые довезли меня до Нижнего Бестяха, что напротив Якутска через Лену. Я успел добраться до поселка Улу, где меня приняли молодые узбеки на дорожной базе. Начальник не разрешает им пускать кого-либо постороннего, но, подумав о том, что меня ночью может загрызть медведь, они предоставили койку!
В Томмоте, где заканчивается железная дорога, встретил поляков, которые доехали туда на поезде и стопом добирались до Магадана.



В Алдане я потерял много времени из-за проливного дождя. Вписался в пожарке.
По дороге на юг, уже ближе к Амурской области, застопил киргизов. В Тынду ехали мужик с племянником к знакомому армянину по работе. Первое, о чем спросил меня водитель, есть ли у меня оружие. Он ехал, а сам подозрительно наблюдал за мной в зеркало заднего вида. Когда я рассказал о своих путешествиях, он немного расслабился. Приехали в Тынду уже ночью. Армянин встретил нас и отвез в гостиницу. Там понадобился паспорт. Его у меня уже две недели, как не было... Несмотря на это, вписали. Уже в гостиничном номере киргиз сказал мне: "Ты точно шпион! Паспорт прячешь, армянский язык знаешь, водку с нами не пьёшь... Что-то тут не так!"
Утром они отвезли меня к выезду из города и вскоре я добрался до Большого Невера. Это перекресток миров, выход и вход на восток и запад! Перед этим проезжал развалины концлагеря Васильевка. Там подвыпивший водитель, воевавший в Чечне, остановился, чтобы я сходил посмотреть часовенку, поставленную в память о погибших здесь заключенных.




Из Невера добрался до Сиваков. Там заночевал в шиномонтажке. Оттуда поехал дальше. Здесь каждый день дожди! Попал под сильнейший ливень. К счастью, был под крышей остановки. В поселке Новобурейский проходил пешком пост ДПС. Меня попросили предъявить документы. Документов нет.  По базе данных пробили информацию обо мне. Я в розыске. Повезли в отделение полиции. Там пообщались с майором. Он сделал запрос в Камышин. Установили мою личность, убедились, что уголовки за мной нет. Я написал заявление на имя камышинского главмента, чтобы в отношении меня прекратили розыск и не сообщали родным о моем местонахождении и подробностях моего отсутствия. На прощание мне дали ксерокопию бумажки, которую прислали по факсу из камышинского паспортного стола. Вот и кончились 9 с лишним месяцев моего розыска. 13 августа я перестал быть Севой! Теперь и дышать как-то легче! Я снова представляюсь всем Иваном. Как-то непривычно даже...
За день я преодолел оставшуюся часть Амурской области, Биробиджан и Хабаровск. В Хабаровске киргиз на КАМАЗе сказал, что отвезет меня к таким же, как я, к людям с палатками. Он объяснил, где они находятся. Я увидел издалека пять огромных военных палаток, в каждой из которых может поместиться до ста человек! Когда подошел ближе, узнал, что это массовый православный крестный ход вокруг Хабаровска с какой-то крутой иконой, приуроченный к паводку. Через несколько дней узнал из новостей, что Хабаровск сильно подтопило. Не помогла крутая икона избавиться от святой воды!


Переночевав в пожарной части поселка Дубовый мыс, узнал от спасателей, что каждые сутки вода в Амуре поднимается на 15 см. Так и мою трассу закрыть могут! Тороплюсь в порт Ванино - оттуда ходит паром на Сахалин. Путь до Ванино похож на колымский тракт. Грунтовка со своими сложностями. 14 раз дорогу пересекает река Гобилли! В порт Ванино часто ходят лесовозы, благодаря которым я достаточно быстро доехал.
Из Ванино пытался уйти на Сахалин. У меня было ровно столько денег, сколько стоит самый дешевый билет (ехать не в каюте, а на палубе) - 1160 руб. Но без паспорта не пустили. Пытался договориться с капитаном и менеджером по пассажирским вопросам-безуспешно. Думал уже, что в этом году на Сахалин не попаду. Расстроился и решил ехать во Владивосток, искать жилье и работу, готовиться к зимовке. На лесовозе доехал до ручья Серединка, это как раз таки середина пути от Ванино до трассы Хабаровск-Комсомольск. Из-за непрекращающегося дождя был вынужден застрять на два дня на стане дорожников. Они живут там без связи с внешним миром. Были очень рады новому человеку. Попарились в бане, пообщались, посмотрели интересные фильмы на DVD. Прочитал у них книгу "Колумбы земли русской" о первых исследователях Сибири и Дальнего Востока.
Я знал, что на Сахалин возможно попасть через самое узкое место Татарского пролива, где расстояние от материка до острова всего семь км, но мне сказали, что дорога до поселка Лазарев, откуда ходит моторка на Сахалин, почти непроходима. Однако парень, который вез меня от Серединки до комсомольской трассы, поведал, что часто ездит по той дороге и ее состояние вполне даже ничего. Я обрадовался и решил ехать в Лазарев! В Лидоге меня не приютили в пожарной части и я начал искать заброшенный дом для ночлега. Спросил совета у мужиков, которые сидели в машине, где есть подходящий домик. Они расспросили про мои путешествия и сказали, что не та смена мне попалась в пожарной части. Вот если бы я пришел завтра, дежурили бы они и обязательно приняли бы странника! Мужики показали мне подходящий дом. Там я и провел ночь.
За день добрался до поселка Де-Кастри. Меня везли мужики на "буханке" с песнями Шахрина! В Де-Кастри пожарные оказались очень гостеприимными. От их поселка я добрался до Лазарева. Дорога неважная, но на нормальном внедорожнике вполне сносно можно доехать.


В Лазареве я даже не успел сварить кашу на костре, как на Сахалин пошла моторка. Свободное место было и меня без проблем взяли.



Так я попал в поселок Погиби Охинского района Сахалинской области. Там из постоянных жителей всего два дома. И то непонятно, они там действительно живут, потому что живут или живут, потому что работают. Там были мужики на джипах из г.Ноглики. Они сказали, что приехали к приятелю на день рождения и поедут обратно через два дня. Наличие других попуток очень маловероятно. До ближайшего места, где есть люди, двадцать км. Это пост нефтепроводчиков.
Жители поселка не стали приглашать меня в гости, но рассказали о гостеприимстве нефтепроводчиков. К ним я и отправился, надеясь, что попутка какая-нибудь да пойдет. Двадцать км я топал по безлюдной дороге с тяжелым рюкзаком. Всюду были следы и какашки медведей. Чтобы избежать встречи со зверем, я громко пел и читал стихи. Нефтепроводчики действительно оказались очень гостеприимными. Супружеской паре пенсионеров, которые живут и работают там, доставляют продукты из Охи на вертолете. Они сказали, что если бы я пришел днем раньше, они отправили меня бы меня попутным вертолетом. Был бы опыт авиастопа. Ну ничаво, все впереди! Остался я ночевать у нефтепроводчиков. За неделю до меня к ним захаживали американцы, парень и девушка. Они там же, где и я, перебрались на Сахалин и двигались к цивилизации. А до этого и немцы проходили.
На следующий день я прошел еще 12 км до следующего поста нефтепроводчиков. Меня брали с собой на рыбалку. В сеть попадается горбуша и кета. Рыбу тут же потрошат, икру вываливают в кастрюлю, а сердце разрезают на кусочки и насаживают на крючок. На удочку ловится мальма. Только успевай закидывать! Одна за другой!!! Потом я помогал солить красную икру и жрал ее ложками! Рыбу же используют чисто как удобрение и редко едят.



Еще мы ходили за белыми грибами. За 10 минут два больших пакета набрали! Нефтепроводчик за ужином пожаловался: все заначки жены я уже нашел, не представляю, где еще она может спрятать от меня выпивку... 
Попуток за двое суток так и не было! Я дождался мужиков, которые ехали на двух джипах с лебедками с дня рождения из Погиби, и с ними добрался до города Ноглики. Ехали около восьмидесяти километров часов семь! Часто застревали, вытягивали друг друга лебедками, цепляясь за деревья, подкладывая доски под колеса. Проезжали размытые участки дороги и полуразрушенные мосты.



Это был ужас! Дорога от Ленска в Якутск, которая показалась мне адской, была замечательной в сравнении с этой! К вечеру кое-как добрались до Ноглик. Оба джипа встали на ремонт! Водитель, который вез меня оказался директором СТО.  Прямо там я и заночевал! Утром директор СТО разрешил мне посидеть в Ынтырнэте в его кабинете и подарил подробный атлас Сахалинской обл. Затем он прокатил меня по поселку, рассказал о нивхах, коренном малочисленном народе Сахалина, и вывез на трассу.


Там я застопил воронежскую фуру. Водила был необычайно рад встретить земляка на Дальнем Востоке. Ехали с ним целый день по сложной дороге. К вечеру я был в пос. Москальво. Там ночевать было негде и с вахтовкой я добрался до соседнего поселка Некрасовка. Это самый северный населенный пункт Сахалина. Но и тут вписки не нашлось. Местная нивхская молодежь показала мне хороший заброшенный дом для ночлега.
Далее побывал в Охе, райцентре. Хотел посетить краеведческий музей, но он был закрыт в рабочие часы.  Обиженный, я поехал на юг. Очень хотел попасть на место разрушенного землетрясением Нефтегорска. Но попуток не дождался. Остановился у местного жителя в полуразваленном поселке Сабо. Затем добрался до Горячих Ключей. На улице было прохладно, но после купания в теплом сероводородном источнике настолько согрелся, что сидел полчаса на улице в одних трусах. Там много источников, но ко всем очереди. Я искупался в том, где народу не было и, довольный, постопил дальше. Добрался до Александровск-Сахалинского. Раньше это был главный город Сахалина. Именно туда причаливали суда с каторжниками. Единственная женщина, которую держали в кандалах -Сонька-Золотая ручка. Особо опасный преступник. Говорят, ей даже удалось сбежать с сахалинской каторги!



Александровские пожарные приютили меня, а на следующий день я искупался в Японском море у легендарных скал Три брата и сходил в музей Чехова и краеведческий музей. Несмотря на то, что в музеях был официальный выходной, посетителя хорошо встретили.



Из Александровска доехал до Смирных. Там начальница пожарки не дала добро принять путешественника. Когда начальник мужик, проблем не возникает: Можно? Можно! А с бабами одни проблемы!!! И снова найти заброшенный дом мне помогла местная молодежь!
В Поронайске был удивлен тому, что уровень радиации здесь выше, чем в Чернобыле. Фукусима рядом жапанская!
Шахтерск, Углегорск, Бошняково, Томари, Холмск... Вот я уже на юге Сахалина.
В холмском музее узнал про чОртов мост, уникальное инженерное сооружение, оставшееся с тех времен, когда южная часть острова принадлежала японцам. От Холмска до моста идти 12 км. Большая часть пути-по старой железной дороге, которая раньше соединяла портовый город Маока (Холмск) с центром губернаторства Карафуто городом Тоёхара (Южно-Сахалинск). Мост построили в 1928 году силами пленных корейцев. Говорят, что количество шпал на этой железной дороге соответствует количеству погибших при строительстве корейцев. Сейчас дорога заброшена. Поезд проезжал по железной дороге (со стороны Холмска) через два тоннеля, выезжал почти на самую вершину сопки и проходил по чОртову мосту на высоте 41 метр над входом в нижний тоннель, откуда открывается вид на железную дорогу внизу.
В дачном поселке Николайчук я оставил свой рюкзак у огородников, а сам налегке пошел на мост. Фонарик с собой не взял. Через тоннели пробирался на ощупь. Так жутко становится, когда сзади света уже не видно и неизвестно, когда он появится впереди! На самом мосту развел костер и сварил себе гороховое пюре. В дачном поселке нашел приличный домик, в котором спал сладко! Дачники угостили меня молодой картошкой и свежими огурцами-помидорами!
31 августа. Детям завтра в школу, а мне-на мыс Крильон!!!