пятница, 24 января 2014 г.

Май 2013 Крым, Западная Украина, Беларусь


Крым

В начале мая мы с Евгением Ивановичем прокатились по Крыму. Особенно запомнились Судак и мыс Фиолент. В Судаке решили зайти в мечеть. Как раз была пятница, святой для мусульман день, и на намаз пришло очень много народу. Мы посмотрели и послушали, а после нас пригласили попить чаю в гости к одному из крымских татар. За столом собралось человек десять. Все убеждали нас в истинности ислама. Я не привык спорить с верующими людьми и просто слушал, кивал и поддерживал разговор в положительном ключе. А православного Евгения Ивановича очень задевало то, о чем они говорили. Поэтому мусульманские братья еще более живо, горячо и убедительно свидетельствовали нам. К счастью, Евгений Иванович не стал противостоять большинству и все закончилось благополучно. Татары предложили нам заночевать в мечети и принесли еды. Так я встретил своё 27-летие. В Судаке Евгений Иванович поразил альпинистов тем, что без снаряжения покорил крутую скалу по самому опасному подъему. Сам он говорит, что вспомнил при таком восхождении все молитвы, тропари, псалмы и притчи... Иными словами, страх берет!

На мысе Фиолент мы расположились на берегу Черного моря рядом с мужским монастырем, где я был месяцем ранее. На Фиоленте было много туристов, на берегу разбили целый палаточный лагерь. 

Там же нам встретилась матушка Надежда, безумная старуха из севастопольского собора. Я познакомился с ней за месяц до этого. У меня порвались кеды и добрые люди посоветовали обратиться к матушке, ибо ей приносят одежду и обувь, которыми она делится с нуждающимися. Когда я пришел к матушке, она спросила, почитаю ли я Царя. Вопрос был несколько неожиданным для меня. Она показала пальцем на икону с изображением Николая-2, и я ответил, что молюсь ему ежедневно. Матушка Надежда обрадовалась и оживилась, собрала мне целый пакет подарков. Дала обувь, теплые подштанники, шерстяные носки, сало и 70 гривен (280 руб). И вот, на Фиоленте я снова вижу матушку! Она идет одна, прихрамывая, и громко поет. Все на нее смотрят, но стараются не смеяться. Мне запомнились самые главные слова из песни матушки Надежды:
                                                  И Царь православный грядёт...


В Бахчисарае мы познакомились с тремя местными девушками. Я притворился иностранцем и говорил с акцентом. Мы называли одну из них Каллипигой. Но она не понимала сути комплимента. К счастью, девушки догадались посмотреть в интернете. Их это дело очень порадовало. Они показали нам дорогу к монастырю. 

Идя дальше, мы пообщались с двумя милыми татарками. В пещерный монастырь пришли уже поздно. Ночевать нас не пустили, потому что настоятель лег спать, а без его благословения не положено.  Также нам объяснили, что настоящие паломники приезжают на срок не менее трех дней, чтобы помолиться и потрудиться в монастыре. Спали мы в палатке неподалеку от монастыря. На следующий день нас все-таки накормили восхитительнейшим монастырским обедом и только благодаря тому, что за нас попросила торгашка монастырской лавки, которой мы привезли видеопривет от ее друга из Мелитопольского мужского монастыря.


Дорога от Симферополя на север была долгой и сложной. Почему-то там всегда и у всех плохой автостоп. Через некоторое время мы выбрались в Джанкой и с ветерком доехали до Умани на джипе ребят, которые раньше стопили, как и мы.


Западная Украина

В Виннице погуляли по городу и пришли вписываться в католический монастырь. Нам открыла монахиня-индианка. С трудом, но объяснились с ней. В тот день был какой-то католический праздник и приехало много паломников из Польши. Места для нас не нашлось, но пасхальных куличей и пару кусочков торта монахиня нам дала. Она вся светилась счастьем и обещала за нас молиться. Католические угощения мы съели на территории православного храма. А заночевали в палатке на окраине города.

На следующий день мы уже были в Черновцах. Расположились на берегу реки Прут. Пришла подруга Евгения Ивановича. Я уступил им палатку, а сам лег в спальнике под плакучими ивами. Ко мне привязался бездомный щенок. Я кормил его, а он охранял меня всю ночь. 

Итак, с Евгением Ивановичем мы расстались. Из Черновцов я двинул в Ивано-Франковск. Меня подвозили литовцы, отец и сын, на машине с британскими номерами. Сын сидел за рулем и уважительно общался со мной, а отец-впереди, рядом с сыном. Он был крайне недоволен тем, что сын подобрал меня, всю дорогу плевался и пренебрежительно отзывался обо мне и моих путешествиях. Сын рассказал, что воспитывался в детдоме, поскольку этот человек бросил его после смерти матери. Всю дорогу они спорили и ругались. В Ивано-Франковске у меня было два варианта вписки-католический монастырь и православная церковь. Литовец подвез меня к монастырю и подождал, несмотря на то, что отец продолжал плеваться. Католики меня не приняли, и с литовцами я поехал к православным. Водитель с отцом остановились в гостинице, а я пошел в голубую церковь (так ее называют из-за цвета). Там выпили горилки с художником, который делает алтари и всякую церковную хрень. Он дал мне 100 гривен на карманные расходы и вписал в духовную академию на территории храма. Там мы еще долго пили пиво с преподавателем академии. Когда я выходил в город прогуляться, у входа в гостиницу снова встретил литовского отца. Он сказал мне высокомерно: "Когда деньги поют, музыка молчит!"


Также в Ивано-Франковске я зашел в Греко-Католическую церковь. Отец Тарасий показал мне храм, рассказал подробно о его истории, дал с собой продуктов. Мы сфотографировались с ним, но фото я не получил. Возможно, просмотрев мою агностическую страничку вконтакте, он не стал отправлять снимки.

Далее меня ждал лыжный курорт Буковель. Очень красивое место. Курорт существует всего 10 лет, но уже заметно обогатил тот край. Всюду ведутся стройки, сдаются комнаты и лыжи напрокат. Я спал в палатке в лесу под дождем. Промок, из-за чего палатка потом стала вонять плесенью. 



Из Буковели я двигался по Закарпатью дальше, вдоль румынской границы. К вечеру доехал до городка, где не было вписки. Стою под дождем на трассе, темнеет. До ближайщего монастыря 60 км. И тут останавливается машина. Сажусь, общаюсь, рассказываю, куда путь держу и что ночевать негде. Тут водитель резко разворачивается и везет меня в обратном направлении... Я, говорит, имею лесопилку, сейчас фура с лесом пойдет в твою сторону,-на ней и поедешь! Так я добрался до мужского монастыря в деревне Грушево, где мне были необычайно рады.

Затем я посетил Львов, где ночевал в первый день у местного жида (так исторически сложилось, что слово "жид" во Львове не имеет уничижительного оттенка. Евреев там называют не евреями, а жидами). К жиду меня привез коммерческий директор кондитерской фирмы "Рошен". Вторую ночь я провел в помещении студенческого братства. Исторический центр города очень интересен и красив. Городская ратуша, огромный католический собор, старинная армянская церковь мне особенно запомнились. В городе есть также красивое Лычакиевское кладбище (цвИнтар). 

Все пугали меня Западной Украиной, что там якобы ненавидят москалей и если я обращусь к кому-то по-русски, меня будут тупо игнорить или даже дадут по морде. Такого отношения я нигде не встретил. Ни во Львове, ни в Тернополе, ни в Ровно, ни на Волыни. Наоборот, все проявляют участие, очень обходительны с туристами. Даже если отвечают по-украински, всё понятно и доступно.

В Закарпатской обл меня подвозил на небольшое расстояние мужик, которому было явно не с кем поговорить. Он не хотел меня отпускать. Пригласил в кафе, где мы часа два ели всякие вкусности и пили горилку. Его жену на днях положили в психбольницу, а взрослые дети учатся и живут в других городах. Мужик одинок и подавлен. Он без остановки рассказывал мне всякую чушь на украинском. Я понимал далеко не все, но сочувствующе кивал и терпеливо слушал. 

В Волынской обл я ночевал в мужском монастыре, где мне рассказали про чернобыльский храм. Я давно хотел попасть в Чернобыль, но не знал, как сделать пропуск. А тут мне дали номер телефона настоятеля храма. 



Беларусь


Со стороны Волыни я пересек белорусскую границу и попал в Брест. Сразу же пошел в крепость. На ее территории есть собор, где я помогал сажать цветы. А потом отправился в женский монастырь. Там меня не вписали, но хорошо накормили и отправили в мужской монастырь. В мужском тоже не вписали, но накормили в стельку! Заночевал на берегу озера в палатке.
Из Бреста хотел ехать в Минск, на попутка шла дальше, до Могилева. Я воспользовался этим. За рулем сидел директор брестского мясокомбината, с которым всю дорогу мы обсуждали преимущества халяля над тем способом забоя скота, который принят у нас. Он довез меня до женского монастыря в Могилеве, там я и остановился с субботы на воскресенье. У них был какой-то праздник, приезжал крутой Владыко, честь ему и слава!

Из Могилева я двинул в Гомель, где хорошо поел в православном монастыре и получил новую обувь в католическом ребцентре. А из Гомеля отправился в Минск. Туда приехал уже в 3 часа ночи и поставил палатку прямо на обочине МКАДа. Побродил по городу, но на метро не катался. Боялся случайно встретить своих камышинских знакомых, которые недавно перебрались в Беларусь.

Здесь не встретить в магазинах шоколадок весом 90 гр вместо 100, не увидеть пакета молока, в котором 900 мл вместо литра или крупы в упаковках по 700 гр. Что не по ГОСТу, то к погосту! И качество продуктов высокое.

В Беларуси меня очень впечатлили дороги. Редко где встретишь раздолбанные дороги с ямами и колдобинами. На основных трассах движение большегрузов днем запрещено, если температура выше 20 градусов. Также проезд грузового транспорта платный. Нигде не увидеть пустующих полей-всё засеяно и обрабатывается. В селах возводятся президентские домики-бесплатное жилье для работников колхозов. Везде чисто, мусор постоянно убирают, да и люди сами стараются не сорить. Побывал в Беларуси-будто в Европу съездил.


Белорусские гаишники боятся брать взятки. Им выгоднее сдать взяткодателя и получить солидную премию, чем сесть за получение взятки. Начало мудрости-страх перед Батькой!


И снова Украина

Я поторопился в Днепропетровск, т.к. там 27 мая должен был состоятся вечер Башлачева. Из Минска поехал в Житомир, где славно отдохнул в женском монастыре. Помогал монашкам носить воду из колодца. За это их строго осудила матушка. Нечего, говорит, без благословения мужика просить помогать!

До Днепропетровска ехал почти всю ночь. Уже под утро поставил палатку на берегу Днепра. Немного поспал, потом помылся, постирался, и вперед, на вечер СашБаша! Я около двух месяцев готовился к выступлению на этом мероприятии. Учил длинные стихотворения "Егоркина былина" и "Из жизни кунгурских художников". Организаторами были мои знакомые-поэт Александр Мухарев и музыкант Олег Евсюков. Собралось около 25 человек. Мероприятие прошло очень хорошо! После моего выступления из зала встал странный бомжеватый дедушка и громко воскликнул: "Молодец, Сева! Ты хорошо прочитал! Но были неточности! Я лично знал Башлачёва!", и начал шуметь. Было решено вывести его из зала. Мероприятие продолжилось. Я собирался ночевать в палатке и утром ехать дальше, но Евсюков сказал: "Зачем?! Пойдем лучше пить вино!" И мы пошли к его подруге Рэне Одуванчик, которая тоже читала стихи на башлачевском вечере. Выйдя из библиотеки, мы обнаружили, что милый дедушка ждет нас на улице. Он много чего-то говорил, говорил, и навязчиво сопровождал нас до памятника Пушкину. К памятнику этому он приложился, как к православной святыне,-поцеловал и прикоснулся лбом, а мы тем временем пошли вперед. Мы не бежали, но удалялись от деда, как свита Воланда от Ивана Бездомного.


У Рэны Одуванчик мы неплохо посидели, затем пошли гулять и каким-то образом попали в гараж, где сидела веселая компания. Они пели под гитару песни "Сектора Газа". Евсюков спел что-то из Цоя. Хорошо посидели!!!

Наутро с Евсюковым и Рэной пошли в музей Холокоста. Очень большой и интереснейший бесплатный музей в еврейском центре Днепропетровска. Тут было истреблено много тысяч евреев в 1930-е годы. 


Из Днепра я решил снова заехать в Ростов к парню, который восхищался моим вечером Хармса. По дороге заскочил в Луганск. Там живет моя подруга, которая работает в библиотеке при университете. Я не стал заранее предупреждать ее о своем приезде, просто пришел к ней  на работу. Пожилой вахтерше сказал, что я священник. У нас в храме новая услуга для занятых людей - исповедь по вызову. Священник сам придет к вам домой или на работу. Вот, говорю, ваша сотрудница заказала такое посещение. Вахтерша поверила и позвала мою подругу. Я ее исповедал, сожрал ее вкусные бутерброды и пошел дальше. Вахтершу же благословил на прощание. Затем из Ростова через Воронеж и Курск опять отправился в Украину.
Тут уже и июнь начинается...