суббота, 25 января 2014 г.

Июнь 2013 Чернобыль, Беларусь, Иркутская обл.


Сумская и Черниговская области

К первому июня осталось лишь две области Украины, где я еще не успел побывать-Сумская и Черниговская. Из Курской обл. я въехал в Сумскую, побывал в старинных городках Глухов и Путивль и поехал в Сумы. Здесь мне встретилось много добрых и щедрых людей. Один водитель дал 20 долларов, настоятель сумского собора-100 гривен и мешок продуктов, а его помощник-еще мешок продуктов и 50 гривен, а также довез до удобной позиции на трассе. На выезде из города стопило человек десять, уже смеркалось и шел дождь. Я устал стоять на дороге и поставил палатку прямо в ржаном поле, сидел в ней и жрал колбасу с чесночными булочками.


Рядом с г.Кролевец мне указали на короткую, но безлюдную дорогу. Уже вечерело, я подыскивал место для палатки. На мосту через красивую реку Сейм стояла машина и два мужика пили пиво. Я подошел к ним спросить, где лучше расположиться с палаткой. Даже не поздоровавшись, мужики спросили: "Пиво пить будешь? Какую музыку слушаешь?" Оказалось, что они организаторы крупного рок-фестиваля "ПроРок", который в течение 4 лет проходил в Украине. Про палатку они и слушать не стали-повезли меня ночевать к себе.
На следующий день я заехал в Чернигов буквально на один час-посмотрел центр города и пообедал в женском монастыре на высоком живописном берегу Десны. Меня подвозил парень на фургоне с номерами Голландии. Угостил двумя банками голландского пива.
От черниговских ментов позвонил в чернобыльский храм. Мне сообщили, что пропуск будет ждать меня на КПП "Дитятки" и попросили остаться в Чернобыле хотя бы на неделю, помочь красить фасад храма. Поэтому через Киев я смело двинул в радиоактивное паломничество.


Чернобыль

До Чернобыля добирался стопом из Киева часов восемь. Чем ближе к Зоне отчуждения, тем меньше машин. Но зато редко кто проезжает мимо. В саму Зону въехал на автобусе для рабочих.


Водитель подождал меня на КПП, пока мне сделали пропуск, а потом привез к самому чернобыльскому храму, где меня уже ждали матушка Люба и рабочий из Киева Сергей.
Въезжая в город по центральной дороге, совсем не замечаешь, что он заброшен.


Да он и не заброшен. Пятиэтажки заселены рабочими-вахтовиками, а среди частного сектора около 80 жилых домов. 


А вот когда идешь по отдаленным улочкам, обращаешь внимание на все прелести Чернобыля-гниющие дома, заросшие травой и деревьями, всюду белки скачут и дикие кошки.







Мутанта ни одного я не встретил! Каждый день утром и вечером бегал купаться на реку Припять-храм находится совсем недалеко от нее. Чернобыляне (не чернобыльцы!) живут как и везде: ловят рыбу, выращивают картошку и капусту, собирают грибы, держат скотину, ходят на охоту. К радиации они относятся очень спокойно. Говорят, что в Киеве уровень радиации выше, чем в Чернобыле. В центре города висит электронное табло с показаниями дозиметров всех объектов Зоны. Зашкаливает только в Припяти и в тех селах, где захоронены радиоактивные отходы. Ежедневно в Чернобыль приезжает 2-3 автобуса с туристами, едет много иностранцев. Они сидят внутри салона в респираторах, боятся выходить, только фотографируют через стекло. Местные прикалываются над ними: чаво приехали, раз боитесь, сволочи-буржуи!




В городе не так давно заложили аллею скорби. Там нет деревьев. Вдоль дорожки стоят столбики с названиями переставших существовать населенных пунктов.




Сергея и меня поселили в домик рядом с храмом. Зимой в этом домике живет кочегар. Сергей из тех людей, которые называют кисточки щетками, путают фиолетовый с розовым и боятся произносить слово "дьявол", говоря просто "друга сила". Еще Сергей по любому вопросу имеет очень четкое собственное мнение, во всем он прав и точно знает, что лучше, а что хуже. Большую часть жизни он пропил, а к пенсии уверовал в православных богов и теперь вместе с женой молится и кается. Сергей работал на ЧАЭС и участвовал в ликвидации последствий аварии. О том, как радиация отразилась на его здоровье, говорит, что только зубы выпали и член не стоит, а так все нормально. 
Красить фасад нам помогали некоторые местные жители и гости из Киева. Матушка давала нам талоны на трехразовое питание в городской столовой. Там кормятся все рабочие и многие местные жители. Столовая советская! С пластмассовыми подносами, гранеными стаканами, старыми некрасивыми тарелками, очередью и толстыми грубыми тетками в белых колпаках. Готовят очень даже неплохо и накладывают много. Один только завтрак на четырех тарелках! Неделя в Чернобыле была для меня временем патологической сытости. К обеду я не успевал проголодаться после завтрака, и на ужин шел сытым, да и просыпался неголодным  Матушка часто подкармливала нас клубникой, жареной рыбой, блинами... В общем, рай для автостопщика!

В Чернобыле я нашел старую порванную школьную хрестоматию. Впервые прочел "Мертвые души" Гоголя!
Батюшку я видел всего два раза. Он заболел и большую часть времени был в Киеве. Они с матушкой на голом энтузиазме вернулись в родной Чернобыль через 15 лет после аварии и начали восстанавливать храм, благоустраивать территорию, проводить службы. Прихожан и пожертвований у них почти нет, только на праздники приезжает народ, особенно 26 апреля.

Батюшка и матушка-люди добрые, хорошие и сердечные, чего не скажешь о многих священнослужителях РПЦ.



Когда я уезжал, мне даже заплатили 700 гривен за работу, хотя заранее об этом даже разговора не было.
В Припять нужен отдельный пропуск. Туда попасть мне не удалось.
Из Чернобыля я снова двинул в Беларусь!

В Украине поменять свою 1000 гривен на рубли я не успел и повез их с собой дальше!




Беларусь

Через Пинск и Брест я поехал в Беловежскую пущу. Цена входного билета была для меня слишком высокой, да и имеющихся белорусских рублей не хватило на него. Я запарил гречку возле пущи, погулял, поел и направился в Гродно. Туда есть прямая дорога через Беловежскую пущу, но без пропуска не проехать, ибо там дача Лукашенко и простых смертных не желают там видеть. Поэтому пришлось ехать окольными путями. Уже темнело, когда меня подобрал неразговорчивый водитель, который ехал прямо в Гродно. В два часа ночи я уже ставил палатку на берегу Немана! Город очень красивый, там много поляков и, соответственно, католиков. В Гродно я увидел необычный троллейбус-тир. Он стоит в центре города и открыт для любителей пострелять. Один выстрел стоит 1500 белорусских рублей (около 5 наших руб). В женском монастыре меня угостили множеством ништяков и, довольный, я отправился на Браславские озера в Витебскую обл. По дороге меня подобрали ребята, которые ехали на озеро Нарочь-самое крупное озеро Беларуси. Хотя оно не входило в мой маршрут, я решил заночевать на берегу Нарочи, чтобы помыться и постираться. Озеро очень мелкое. Пришлось уйти очень далеко от берега, чтобы хотя бы окунуться.


Когда я стопил возле Нарочи, остановился парень-таксист. Обычно таксисты не любят стопщиков. Я сказал водителю, что путешествую автостопом, без денег. "Да все нормально,-ответил он,-садись! Я сам только вчера вернулся из Питера. Стопом с другом ездили!"

Вообще в Белоруссии очень хороший автостоп. Много голосующих людей можно увидеть на трассе. И никто там не остается, всех увозят! Один такой голосующий подарил мне шайбу-бумажный кружок, предназначенный для записей тахографов дальнобойщиков. Одной рукой голосуешь, другой показываешь водителю шайбу: я, мол, свой. Эта шайба не раз мне потом помогала уезжать. Дальнобой проникается уважением к имеющему шайбу и останавливается, хотя понимает, что голосует стопщик, а не коллега.


В браславских озерах я тоже искупнулся. Там их много, целый каскад озер. Я торопился в Магадан, поэтому не стал задерживаться в тех краях. В Витебске ночевал в палатке прямо в городском парке на берегу Западной Двины.
Очень порадовали меня надписи на белорусском языке. Как слышится, так и пишется: гарадской стадыён, улица Церашковай...



В итоге, все 6 областей Беларуси я объехал за 8 дней, в два захода по 4 дня. Очень понравились мне те края. Жаль, было мало времени на них.




Начало пути в Магадан

Из Витебска я поехал в Псков. Ночевал рядом с женским монастырем в городе Остров на мелкой реке Великой. Белые ночи не давали уснуть. Непривычное это дело. Монастырская жрачка придала мне сил и к следующей ночи я был уже под Питером. До Киришей меня вез веселый парень, который сказал, что я похож на Егора Летова. Он высадил меня на окраине города и оставил там наедине с двумя литрами пива. Я поставил палатку, сварил каши, выпил пиво. А проснулся от того, что мокро как-то стало. Толи дождь, толи роса, толи вспотел... Да я же обоссался! Какой кошмар! Какой стыд! Сева! Ты нажрался пива и залил все вещи в палатке своей вонючей мочой! Позор! Срам! Как же это гнусно! Впервые за 27 лет обоссаться во сне! Да еще и в Ленинградской области!
Постирался я только в Череповце, на реке Шексне. По ней проходили красивые трехпалубные пассажирские теплоходы со знакомыми названиями. Подумать только! Эти теплоходы скоро увидят мой родной Шишкин бугор на Волге!!!
В Череповец я приехал с одной лишь целью-побывать в музее Башлачева. Местные слышали про своего земляка-поэта, но где находится музей даже не знают. Один только мент путевый попался-показал дорогу. Хранительница музея Таня Мельникова уделила мне много личного внимания. Ее уже не удивляют автостопщики, которые приезжают в Череповец из разных уголков России специально для того, чтобы попасть в музей. Это единственный бесплатный музей в Череповце. Небольшое помещение в здании библиотеки.


Далее через Вологду, Ярославль, Кострому, Иваново и Владимир я вышел на основную трассу, что ведет на Восток. Под Владимиром одна сердобольная тетенька провезла меня на своей "Оке" сквозь длинную пробку. Она была со своим другом и пригласила нас попить чаю на ее даче. Поели, хлебнули винца. Меня уговаривали остаться ночевать у них, но было еще далеко до вечера. Я был настроен на движение вперед! Тетенька одарила меня обувью и продуктами. До сих пор ношу подаренные ею носки.
Я поставил цель-проходить не менее 500 км в день. По основной трассе это не составляло труда. Всю ночь я ехал до Казани с водителем-татарином. Потом весь день спал на берегу Волги в палатке. Казань готовили к Универсиаде, было много транспорта и ментов. В сам город я не заезжал. По объездной, которая длится около 40 км, обогнул столицу Татарстана. Там долго пришлось пережидать дождь под мостом.
Из Казани на легковушке доехал до Челябинска с белорусом предпенсионного возраста, который ехал за невестой. Жена вступила в какую-то новую веру, где пропагандируется свободная любовь и стала изменять ему с руководителем общины. Он развелся с ней и теперь ехал к бывшей однокласснице, по отношению к которой много лет испытывал нежные чувства. Обычно в конце пути я благодарю водителя, который меня подвез. А в этот раз водитель много раз сказал спасибо мне. Я помог ему быстрее доехать до невесты, помог не уснуть за рулем.
В Ишиме Тюменской области кругом болотистые равнины и много оводов. Меня чуть не съели, гады! Я мылся и стирался в озере с заболоченными берегами. Страшное дело! Ноги в камыши проваливаются, вода мутная, оводы жужжат и больно вонзают жала в плоть.
От Ишима до Кемерова меня вез веселый чувак на легковушке. Я ехал с ним почти 24 часа. Это был мой рекорд-1200 км за сутки. В Кемерово отдохнул на берегу Томи. Пока спал, ребетня пулялась мелкими камешками в мою палатку. Понарожают же уродов!
По объездной Красноярска ехал с необычайно толстым мужиком. Вез он меня немного, километров семь, но за это время я узнал столько нехорошего про его начальство, сколько за всю жизнь не знал про своё!
В Тайшете меня подобрал джип с номерами 14-го региона (Якутия). Это меня весьма порадовало, ведь мой путь в Магадан проложен именно через Якутск. Игорь, хозяин джипа, очень любит путешествовать. Он работает начальником охраны газопровода в якутских ебенях, куда возможно добраться только вертолетом или по зимнику. Работает вахтой месяц через месяц. Зарабатывает неплохо, оставляет деньги жене и детям, а сам с девушкой весь свободный месяц посвящает путешествиям. Я собирался ехать в Якутию автодорогой через Байкал, но Игорь убедил меня поехать через Усть-Кут и часть пути пройти по реке Лене. Такой красоты, говорит, нигде больше не увидишь! Так больше суток мы ехали до Усть-Кута. Там он меня и оставил.


Мой первый гидростоп

Летом автомобильной дороги до Якутии отсюда нет. Зато возможно добраться по реке. Регулярно ходят пассажирские, автомобильные и грузовые суда. Порт Усть-Кута называется Осетрово, а железнодорожная станция-Лена. Два дня я пытался найти попутное судно до Ленска.  Вот выдержки из дневниковых записей:

 29.06. Долго спал. Ходил на автопричал, откуда отправляются паромы на Ленск. Охранник сказал, что таких пассажиров, как я, на судно не берут.
Старый капитан, которого я случайно встретил на улице, посоветовал сходить в портовую диспетчерскую. Там две очень хорошие женщины объяснили мне, что официально брать пассажиров на борт грузовых судов запрещено, но с капитаном можно договориться. На танкерах, по их словам, с этим очень строго, а вот на грузовых причалах, на автопароме и на пассажирском может получиться. Диспетчеры посоветовали сходить на северный грузовой причал, где готовится к отправке судно "Жуя". Оформление одноразового пропуска на территорию порта стоит 40 рублей. Капитан "Жуи" не согласился брать меня и сказал, что они идут не в Ленск, а только до Витима. От Витима до Ленска 200 км и нет автодороги. Я разговаривал с капитанами других судов, но они тоже идут только до Витима. Один из капитанов посоветовал мне сходить на нефтебазу, т.к. все танкеры идут до Ленска. Безо всякой надежды я пошел на нефтебазу. Тамошние охранники были удивлены моему желанию найти попутное судно и познакомили меня с мужиком, который занимается отправкой нефтеналивных судов и работает непосредственно с капитанами. Мужик сказал, что ничего не обещает, но попытается помочь. Приходи, говорит, завтра. Также я сходил на причал фирмы "АлРоса", но там на ближайшие дни судов не предвиделось. На пассажирском причале капитан ракеты "Полесье" даже не стал со мной разговаривать. Ему пассажиров, которые хотят уехать за деньги, сажать некуда, а тут какой-то безумный волосатый автостопщик в оранжевом костюме!
Лег спать в палатке на берегу, рядом с причалом.

30.06. Утром снова пошел на автопричал. Там познакомился с пожилым армянином по имени Азат. Он оказался в Усть-Куте без денег и так же, как я, пытается уйти в Ленск попутным судном. Работники автопарома "Капитан Молотов" сказали нам, что капитан не берет пассажиров без автомобиля. А к водителям проситься бесполезно, так как они уже прошли регистрацию на причале и количество своих пассажиров изменить не могут.

Оставалась надежда только на нефтебазу. Я снова пришел туда. Мужики соединили меня по телефону с капитаном одного из танкеров. Он сказал, что ему навязали на борт четверых геологов и места нет. Я заверил его, что готов спать хоть на палубе, лишь бы дойти до Ленска. Капитан взял и... согласился. Завтра меня ждут на судне!



Поставил палатку на берегу, рядом с нефтебазой. Туда пришли купаться местные пацаны. Двое молодых и один постарше, хромой мужик, называющий себя подонком. Еще с ними был толстый мальчик лет тринадцати. У подонка в рукаве оказалась чекушка. Но, вытаскивая бутылку, он разбил ее. И снова похромал в магазин. Когда вернулся, мы выпили с удовольствием. Больше всех пил тринадцатилетний толстяк. Подонок же рассказывал, что всегда наливает Водяному и даже разговаривает с ним.
Продолжение в июле!