среда, 22 января 2014 г.

Март 2013 Путешествие по Украине

     Из старочеркасского мужского монастыря ранним утром 7 марта я отправился в Украину.
Твердо решил не тратить деньги на проезд, ибо было у меня их на ближайшие полгода около 7000 руб. Из станицы уехать стопом было непросто. Но и торопиться было некуда. Вскоре к остановке, где я стоял, подошел чувак с перевязанной рукой. Увидев мой рюкзак, он первым завел разговор. Впечатленный моими планами, чувак предложил заплатить за меня в маршрутке до Аксая. Из Аксая я дошел пешком до московской трассы, выбрал позицию и начал стопить. Форма дорожника сыграла свою роль: водитель топливной цистерны решил, что грех не подвезти человека в оранжевом, несмотря на то, что начальство запрещает им брать попутчиков. За несколько км от границы таможенник посадил меня в фуру. Но у водителя не все было в порядке с документами, поэтому пришлось ловить другую машину.
  Проходя пешком границу, я приготовился к проверке документов, при которой могло обнаружиться, что я в федеральном розыске. Но пограничники лишь расспросили о маршруте путешествия, поставили печать в миграционном листочке и пожелали успеха.
     Впервые я оказался не в России!

   Моей целью был Магадан, но весной ехать туда было еще рано. Поэтому весну я решил посвятить Украине.

    В течение марта я побывал в 8 областях Украины, в основном на юге. Полазил по Крыму, где мне очень понравилось. В палатке не ночевал ни разу. Старался находить вписку в квартире или монастыре. Однако было несколько экстремальных ночевок. В Донецке меня не вписали в женский монастырь и пришлось спать на чердаке многоквартирного дома. Под утро пошел снег и подул ветер. Чердак покрылся инеем, а я поел гречки и двинул в путь. В деревне Войково рядом с Керчью была такая же ситуация с женским монастырем. Ночевал в заброшенном доме на диване. Проснулся утром от шагов в доме. Местный алкаш дёргал электропроводку. В Цюрупинске (это рядом с Херсоном) ни в ментовке, ни в больничке меня не приняли и я спал на деревянной лавочке на городском рынке. Ночью температура снизилась до нуля. Я почти не спал, ужасно замерз, но, на удивление, не заболел. Дважды я терял свою шапку и носил на голове футболку, чтобы уши не мерзли.
    В Таганроге меня вписали к сторожу автостоянки, который сначала был очень недоволен этим, чертыхался и обращался ко мне на "ты", а потом стал угощать вареньем и говорить "Вы". 
В марте я был на 7 вписках и в 15 монастырях. В каждом монастыре-свои порядки. Многое зависит от настоятеля. Где-то кормят отлично, а где-то скудно. 15-го марта начался пост. В последний день перед постом я ночевал в женском монастыре недалеко от г.Старый Крым. Там была обжираловка!!! За это время встретил лишь двух нормальных, искренних священников (отец Игорь в одной крымской деревне пригласил меня в свой дом, даже не спросив, кто я и откуда. Живет с женой и тремя детьми очень скромно. Не имеет даже телевизора и компьютера. На службы ездит в другое село на стареньком "Москвиче", если он заведется. А если не заведется-автостопом. Они меня очень душевно встретили. Другой священник, отец Антоний, настоятель маленького мужского монастыря под Херсоном, тоже показался мне неплохим мужиком. Негордый простой батюшка, не сторонится послушников и паломников, читает учебники физики. Позаботился о том, чтобы я мог помыться, постираться, хорошо отдохнуть и дал много еды в дорогу). Приходя в монастырь, я называл себя паломником, который путешествует по святым местам Украины. Рассказывал, где был и куда держу путь. Почти везде принимали на ночлег и приглашали в трапезную покушать. Внешность у меня подходящая для паломника, только очень стремно и неуютно я себя чувствовал на церковных службах и монашеских правилах, которые обычно начинаются в 6 утра. Эти жирные бородатые дядьки в черных платьях, полумрак храмов, скорбные лица Богородиц и строгие взгляды Николаев Угодников, заунывные песнопения, тупая обрядность, лицемерие безумных старух... Грех один! В одном монастыре, правда, монах пел голосом Шклярского-приятно было послушать. Но рядом с ним стоял батюшка, похожий на матушку. Борода, видимо, не растет совсем!
    В армянском монастыре Сурб Хач в старом Крыму монахов не оказалось.


Там только настоятель, молодой отец Мхитар, с русскими помощниками. Он курит "Парламент" и ездит на крутом черном джипе с армянскими номерами. По-русски изъясняется с трудом. Монастырь 14-го века имеет не столько религиозное, сколько культурно-историческое значение. Отец Мхитар предложил мне остаться до осени в монастыре, проводить экскурсии для туристов, помогать по хозяйству. Зарплата 3000 гривен (около 12000 руб). Предложение было заманчивым. Очень хотелось попрактиковаться в армянском языке. К тому же, там меня никто не искал бы. И до моря чуть больше 20 км. Сначала я было согласился. Меня даже научили делать церковные свечи. Но в Магадан тянуло больше. Я потом приезжал в этот монастырь еще два раза, но ненадолго.

    В Запорожье вписывался к солисту рок-группы "Декартовы медведи". Прикольный чувак, бывший адвентист седьмого дня, инженер крупного завода. В квартире срач, какого я нигде и никогда еще не видел. На полу банки из-под пива, пакеты, носки, тряпки, мусор, грязь... Много пива мы с ним выпили!


    В одном городе центральной Украины ночевал у странных Свидетелей Иеговы. Глава семьи напекла вкусных подгоревших пирожков. А ее помощник познакомил со мной всех своих родственников и друзей по телефону. Ко мне, говорит, Сева приехал, автостопщик из Саратова, он Библией интересуется.

 
    В Киеве останавливался в Киево-Печерской Лавре. Там платная гостиница для паломников, но меня благословил и угостил мандаринами какой-то пожилой благочинный, и я ночевал и ел там бесплатно. Послушник, занимающийся в Лавре греческим языком, счел это большой удачей и сказал, что мне нужно поскорее бежать в пещеры благодарить Бога. В пещеры эти я попал на следующий день. Там множество народу проходит со свечами по длиннющему узкому коридору темных пещер и целует стеклянные гробы с мощами всяких крутых православных деятелей. Фонариком пользоваться нельзя, светить только свечой, купленной в Лавре. Мощей, собственно и не видно, они покрыты красивыми расшитыми тряпочками. Но очертания предметов, которые находятся под тряпочками, отдаленно напоминают маленькие черепа и косточки. Считается, что в Лавре хранятся мощи Ильи Муромца. 

   
  В Одессе вписался в один из мужских монастырей. Там увидел срач, которого даже в квартире солиста "Декартовых медведей" не бывало! Зато не стеснялся курить прямо в келье.

    Много красивых мест повидал на южном побережье Крыма. Особенно понравились окресности Севастополя и Ялта. В тех краях, по рекомендации одного бродяги, хотел вписаться в монашеском ските. Но по ошибке попал в православный реабилитационный центр на частной территории, хозяин которой представился архиереем. Как ребцентр для наркоманов и алкоголиков это заведение уже не функционирует. По словам архиерея, это-ребцентр для архиереев. В какой именно реабилитации так нуждаются архиереи, он, правда, не стал уточнять. Там живут 4 человека, совсем не похожие на священнослужителей, которые в пост не постятся, а утренняя молитва их больше напоминает зарядку. Один парень в трико и футболке поет псалмы у алтаря в шестиугольной часовне, а остальные крестятся и нагибаются, кто как хочет. "Архиерей", например, сначала касался пальцами правой руки пальцев левой ноги, а потом наоборот. Затем он вытирал пот с лица полотенцем и продолжал молиться в том же духе. Уже потом я прочитал в интернете, что местная Епархия считает этих ребят православной сектой, но бороться с ними не считает нужным ввиду их малочисленности.


    До скита я кое-как добрался, но уже на следующий день. Там пообедал, а ночевать пошел в пещерный "монастырь", который тоже относится к "реабилитируемым архиереям". Красивейшее место! Там живут только бомжеватый неразговорчивый, даже грубоватый, батюшка со стареющей девушкой, сетующей на настоятельниц женских монастырей. Я спал в просторной пещере. Там есть деревянные нары и буржуйка, а также окно, которое находится прямо над крутым обрывом. Ночью я несколько раз писал из этого окна прямо в мрак бездны!

    В Ялте меня приняла супружеская пара новосибирских художников, которые путешествовали автостопом и выбрали себе место жительства на ближайшее время. Промышляют тем, что рисуют ёжиков и продают их на набережной.

                                         

     Водители по разному относятся к автостопщикам. В целом положительно. Тех, кто ожидает получить деньги за провоз пассажира, практически не встречается. Я, искренне улыбаясь, говорю, куда еду, и меня охотно подвозят на определенное расстояние. Бывает, на два км, а бывает и на пятьсот! Водитель ожидает от автостопщика интересного общения, кому-то нужен рассказчик, кому-то слушатель. А кто-то просто готов подвезти, не общаясь. 
     Март был первым месяцем моего автостопного путешествия. Про апрель расскажу далее.